Главные новости России и мира сегодня

Россия набила кубышку: деньги есть, но не про нашу честь

0 1

Деньги, конечно, нашли, и падение цен на нефть правительство не очень волнует. Сейчас это не пустые слова – в резервах к середине января будет больше 7 триллионов рублей «кэша». Это немногим менее половины расходной части федерального бюджета. Но тратить эти деньги на нацпроекты или строительство инфраструктуры государство не будет. На «народные» цели скинется сам народ. В 2019 году повышены акцизы, НДС и пенсионный возраст.

«Денег нет, но вы держитесь» — с таким девизом Россия прожила не один год. Но сейчас ситуация кардинально изменилась, и правительство может смело говорить: «Деньги есть!».

За 2018 год правительство сумело накопить финансовые резервы в 7,2 триллионов рублей, которые равны 40% расходов федерального бюджета на текущий год (18 трлн руб.). Это позволяет чиновникам не особо волноваться по поводу падения цен на нефть, которое началось в октябре прошлого года. Напомним, что котировки упали с $86 до $52 за баррель Brent.

Но в целом, нефтяная конъюнктура была для России максимально комфортной. По оценке Минфина, cредняя цена нефти марки Urals по итогам января – декабря 2018 года составила $ 70,01 за баррель. Это на 32% выше показателя за 2017 год.

Минфину в деле добывания денег в закрома родины неоценимую услугу оказали Соединенные Штаты Америки. Благодаря их действиям, упал рубль, что добавило денег в бюджет.

После того, как они ввели 6 апреля санкции против Олега Дерипаски, Виктора Вексельберга и их активов, иностранные инвесторы побежали из России, а курс рубля начал падать.

В августе были объявлены «химические» санкции из-за отравления Скрипалей, а также анонсированы «адские» ограничительные меры, включая запрет на покупку новых выпусков российского госдолга и запрет на долларовые операции для банков с госучастием.

Началась вторая волна ослабления рубля, в отдельные торговые дни доллар уходил за отметку в 70 рублей, а евро перешагивал через 80 руб.

Санкции совпали с процессом повышения ставок Федеральной резервной системой США, что еще больше отбивала у инвесторов стремление к риску. Как итог – с 1 апреля по 1 декабря нерезиденты продали облигаций федерального займа (ОФЗ) номинальным объемом 553 млрд руб. Их доля в объеме ОФЗ сократилась с 34,5% до 24,7%, сообщает Центральный банк.

Другим следствием санкций и бегства нерезидентов стал тот факт, что Минфину теперь трудно занимать на рынке деньги. За 2018 год Минфин привлек немногим более 1 трлн руб. из планируемых 1,7 трлн руб., говорит Семен Немцов, старший аналитик ИК «Русс-Инвест».

Но все эти проблемы стоически воспринимаются правительством. Деньги ведь есть.

Первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявлял, что ведомство профинансирует бюджетные расходы остатками на казначейских счетах, и не станет занимать средства на рынке под слишком высокие проценты.

Что касается падения цен на нефть, то его это не тревожит. «Практически не беспокоит. Даже если будет 40 и ниже. Мы накопили хорошие резервы за этот год. 4,2 трлн рублей будет направлено в Фонд национального благосостояния», — заявил недавно Силуанов.

Напомним, что правительство направляет в резервы нефтегазовые доходы бюджета выше цены отсечения в $40 за баррель. Рублевая масса направляется на покупку валюты на открытом рынке, операции совершает ЦБ. В августе регулятор отказался от интервенций, чтобы еще больше не стимулировать ослабления рубля своими покупками.

В период с 14 января 2018 года по 15 января 2019-го на покупку валюты было направлено 4,2 трлн рублей, о которых и сказал Антон Силуанов. Но он скромно умолчал о том, что в Фонде национального благосостояния на 1 декабря 2018 года было 4,568 трлн руб. Из них живых денег $44 млрд, что по текущему курсу составляет 3 трлн руб.

В сумме получается, что правительство накопило примерно 7,2 трлн руб. Это сумма позволит пройти даже серьезное падение цен на нефть, как об этом говорил Антон Силуанов.

Но есть и проблемы. Убежавшие инвесторы сделают сложным заимствования, а Минфину деньги нужны, ведь весь бюджетный профицит идет в резервы. Инвесторы, не только иностранные, но и российские, не торопятся скупать ОФЗ.

«Спрос от нерезидентов ушел или практически ушел. Слабеющий рубль по отношению к доллару также не стимулирует иностранцев к покупкам. И наконец не поставлена точка по вопросу санкций по ограничению новых приобретений в российском госдолге, что также будет сдерживать участие нерезидентов в нашем рынке»,

— говорит Евгений Шиленков, заместитель генерального директора по активным операциям ИК «Велес Капитал».

Для российских инвесторов ситуация выглядит несколько проще и очевиднее, считает он. В целом от них стоит ожидать более стабильного участия в первичном и вторичном рынке ОФЗ, считает он.

Заставить крупные госбанки покупать ОФЗ по определённым ценам Минфин не в состоянии, но определенные меры по стимулированию и поддержке российских инвесторов совместно с Центробанком, он может предпринять, считает Шиленков.

Сергей Суверов, старший аналитик БКС, подчеркивает, что теоретически программа заимствований может быть покрыта локальными инвесторами, в том числе госбанками, у которых стоимость фондирования ниже доходности ОФЗ.

С другой стороны, госбанки опасаются текущих убытков по госбумагам из-за возможного продолжения повышения ключевой ставки ЦБ и в последнее врем я неохотно покупают ОФЗ. Иностранцы же уходят с рынка госбондов как из-за опасения санкций, так и ужесточения монетарной политики в развитых странах, капитал перетекает из развивающихся стран в развитые.

«В следующем году, возможно, ситуация улучшится, есть надежда на паузу в повышении ставок ФРС, наступит определенность в отношении американских санкций на госдолг, ЦБ России может вернуться к смягчению денежно-кредитной политики в конце 2019 года, что подстегнет спрос локальных инвесторов», — говорит аналитик.

Но даже в случае стрессового сценария срыва программы заимствований, у Минфина есть возможность финансировать бюджетные расходы посредством использования казначейских остатков, уверен он.

На следующий год в федеральный бюджет заложена среднегодовая цена нефти в $63,4 за баррель и среднегодовой курс доллар/рубль в 63,9. То есть, рублевая цена нефти составит около 4 тысяч. На конец года баррель Urals стоил около $50, а доллар торговался в районе 69 руб. Рублевая цена нефти, таким образом, была в районе 3,45 тыс.

Если так все и останется, то по итогам следующего года, скорее всего, бюджет будет сведен с небольшим профицитом (он запланирован в размере 1,9 трлн руб.), в худшем случае выйдет в ноль, но вряд ли уйдет в минус.

Так что, деньги есть, с финансами все нормально. Но тратить эти деньги на нацпроекты или на строительство инфраструктуры, не говоря уже о повышении зарплат бюджетникам и пенсий, правительство не собирается.

Для финансирования текущих расходов власти пошли на непопулярные меры. Повысили акцизы на табак, алкоголь и моторное топливо, а также подняли НДС с 18% до 20%. Кроме того, со следующего года начнется повышение пенсионного возраста. Вот за счет этих средств, а также заимствований, и будет решаться задача «прорыва», поставленная президентом.

Зато на «черный день» у властей есть приличная заначка. Насколько выигрышной является такая стратегия – вопрос открытый.

Источник: www.gazeta.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.